ПОЛУЧЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ИНВАЛИДАМИ И ЛИЦАМИ С ОВЗ

Информация_об_обеспечении_возможности_получения образования лицами с ОВЗ.pdf

Люди так не делятся!

Формирование толерантного отношения к инвалидам при решении вопросов занятости

Мы часто не замечаем вокруг себя людей с ограниченными возможностям, и они не редко сталкиваются с непониманием, агрессией, отрицанием, а порой и насмешками. Как воспитать в самих себе и окружающих толерантное отношение к особым людям.

Толерантность к инвалидам — это не только уважение, но и признание их как личности. Особые люди обладают всеми правами здорового человека, хотя и нуждаются в помощи. Проблема формирования толерантного отношения к инвалидам требует незамедлительного решения. Реальную помощь могут оказать все, коммерческие и некоммерческие организации, общественники, волонтеры.

Трудоустройство инвалида является важнейшим этапом его профессиональной реабилитации, включающим в себя процесс поиска подходящей работы и устройства на нее, кроме того, работа позволяет инвалиду иметь достойный уровень жизни.

Работа для инвалидов — насущная проблема, ограниченные физические возможности не позволяют человеку сделать успешную карьеру. Хотя… Почему это не позволяют?! Первое, с чего следует начать — обратиться в центр занятости. При содействии специалистов центра найти своего работодателя и приступить к работе. Удаленное трудоустройство — то что нужно людям с ограниченными возможностями, оно позволяет получить хорошую работу с перспективами роста.

Главное помнить: «Человек лишь там чего-то добивается, где он верит в свои силы».

 

Направление «Герои», посвященное Паралимпийским чемпионам

История Олимпийских игр хорошо известна многим. К сожалению, гораздо меньше известны Параолимпийские, или, как принято писать, Паралимпийские, игры — олимпиады для людей с физическими недостатками, ограниченными возможностями.

Основатель паралимпийского движения, выдающийся нейрохирург Людвиг Гуттман (1899—1980), родился в Германии. Долгое время работал в больнице города Бреслау. В 1939 году эмигрировал в Англию. Его медицинский талант был очевиден и скоро оценён по достоинству: по поручению правительства Великобритании в 1944 году он открыл и возглавил Центр спинномозговой травмы при больнице небольшого городка Сток-Мандевиль в 74 км от Лондона. Используя свои методики, Гуттман помог многим раненным в боях Второй мировой войны солдатам вернуться к нормальной жизни после тяжелейших ранений и травм. Важное место в этих методиках отводилось спорту.

Именно в Сток-Мандевиле в 1948 году Людвиг Гуттман провёл соревнования по стрельбе из лука среди спортсменов на колясках — в Лондоне в то же самое время открывались Олимпийские игры. В 1952-м снова одновременно с очередной Олимпиадой он организовал первые международные соревнования с участием 130 спортсменов-инвалидов из Англии и Голландии. А в 1956-м за организацию следующих крупных соревнований людей с ограниченными возможностями Гуттман получил награду Международного олимпийского комитета — Кубок Фернли за вклад в развитие олимпийского движения.

Настойчивость Гуттмана увенчалась успехом. Сразу после Олимпиады-1960 в Риме состоялись первые летние Паралимпийские игры, а с 1976 года регулярно проводятся и зимние.

За выдающиеся заслуги в деле спасения людей от недугов телесных и душевных, оказания помощи в восстановлении их ощущения гражданской полноценности, достоинства, Гуттман получил рыцарское звание и высшую награду — орден Британской империи.

Безусловно, они все — спортсмены-паралимпийцы — герои, потому что не смирились с участью, уготованной судьбой. Они переломили её и победили. И совсем не важно, увенчана ли их победа официальной наградой. Но прежде стоит вспомнить предшественников современных героев паралимпийских игр.

Джордж Эйсер (США). Родился в 1871 году в Германии, на родине гимнастики — может быть, потому и выбрал этот вид спорта, продолжая им заниматься в США, куда эмигрировала его семья. Добился первых успехов и — трагедия. Попал под поезд, потерял левую ногу. На деревянном протезе продолжал готовиться к Олимпийским играм, которые должны были пройти в его городе Сент-Луисе.

И когда они состоялись, Эйсер — гимнаст на деревянном протезе — выиграл золотые медали в упражнениях на брусьях, в опорном прыжке и в лазании по канату. Кроме того, завоевал серебряные награды на семи снарядах и бронзовую на перекладине.

Оливер Халасси (Венгрия) — серебряный призёр Олимпиады-1928 в Амстердаме, олимпийский чемпион 1932 года в Лос-Анджелесе и предвоенной Олимпиады в Берлине 1936 года. В детстве потерял ногу ниже колена, попав под машину. Инвалидом себя признавать категорически отказывался, тренируясь в плавании и водном поло.

В 1931 году Оливер стал чемпионом Европы в плавании на 1500 м, а в 1931, 1934 и 1938 годах в составе сборной Венгрии завоевал звание чемпиона Европы по водному поло. Чемпионом своей страны в плавании он был 25 раз (!) — на дистанциях от 400 до 1500 м.

В нашей стране Оливера Халасси почти не знают, сведения о нём в спортивных книгах отсутствуют. Причина в том, что в 1946 году он погиб от руки солдата Советской Армии. По одной из версий, спортсмен пытался остановить мародёров около своего дома. Через несколько дней у его жены родился их третий ребёнок.

Карой Такаш (Венгрия) (1910—1976). Олимпийский чемпион в Лондоне-1948 и Хельсинки-1952. Такаш был военным, но в 1938 году его армейская карьера оборвалась разрывом в правой руке бракованной гранаты.

Карой быстро переучился стрелять левой рукой: уже на следующий год после трагедии — в 1939-м — он стал чемпионом мира в составе сборной Венгрии. На Олимпиаде-1948 в Лондоне Такаш поразил всех, выиграв «золото» в своём коронном виде — стрельбе с 25 м из скорострельного пистолета. Перед схваткой аргентинец Карлос Диас Валенте, считавшийся фаворитом в этом виде, не без иронии поинтересовался у Такаша, зачем он приехал на Олимпиаду. Такаш кратко ответил: «Чтобы учиться». Во время награждения Карлос, занявший второе место на пьедестале почёта, искренне признался ему: «Ты хорошо научился».

Свой успех Такаш повторил на Олимпиаде в Хельсинки-1952, он был первым в истории Олимпийских игр двукратным чемпионом. Выступал и на следующих играх, но стать чемпионом трёх олимпиад подряд не удалось.

Ильдико Уйлаки-Рейто (Венгрия) (род. в 1937 г.). Участница пяти олимпиад, двукратная чемпионка Олимпиады в Токио-1964, обладательница семи медалей. Знаменитая фехтовальщица, одна из сильнейших за всю историю спортивного фехтования, родилась глухой. Физический недостаток компенсировался невероятной реакцией. Фехтованием начала заниматься с 15 лет. Тренеры, немедленно оценившие потрясающий талант девушки, общались с ней письменно, записками передавая указания.

Любимым оружием Ильдико была рапира. В 1956 году она стала чемпионкой мира среди юниоров, через год выиграла взрослый чемпионат Венгрии, в 1963-м — чемпионка мира. На своих первых Олимпийских играх в Риме-1960 она завоевала серебряную медаль в командном первенстве, а в Токио-1964 поднялась на вершину карьеры: два «золота», в личном и командном зачёте. На следующих двух Олимпиадах выиграла ещё четыре медали — две серебряные и две бронзовые. В 1999 году Ильдико стала чемпионкой мира среди ветеранов.

Лиз Хартел (Дания) (1921—2009). Серебряный призёр Олимпиады-1952 в Хельсинки и Олимпиады-1956 в Мельбурне (Стокгольме)1. Хартел с детства любила лошадей и увлекалась выездкой. Однако после рождения дочери заболела полиомиелитом и была частично парализована. Но любимый спорт не бросила и прекрасно ездила верхом, хотя забраться в седло и покинуть его без помощи не могла.

До 1952 года к участию в Олимпийских играх по конному спорту допускали только мужчин, в основном это были военные. Но правила изменили, и женщины получили право выступать на конно-спортивных турнирах любого уровня наравне с мужчинами. На Олимпиаде-1952 в Хельсинки среди участников состязаний в выездке были четыре женщины. Лиз выиграла серебряную медаль и стала первой женщиной-призёром олимпийских соревнований в конном спорте. На Играх 1956 года она повторила свой успех.

Лиз Хартел прожила яркую, насыщенную жизнь. Вырастила двоих детей, занималась тренерской работой и благотворительностью, основала специальные лечебные конно-спортивные школы в разных странах. Лечебно-реабилитационное направление конного спорта — иппотерапия — благодаря ей популярно во всём мире.

Сэр Мюррей Халберг (Новая Зеландия) (род. в 1933 г.) В юности Халберг играл в регби и во время одного из матчей получил тяжёлую травму. Несмотря на продолжительное лечение его левая рука осталась парализованной. Мюррей занялся бегом и уже через три года стал чемпионом страны. На Олимпиаде-1960 в Риме он победил на дистанции 5000 м, а на 10 000 м был пятым. В 1961 году Мюррей установил четыре мировых рекорда, а в 1962-м стал двукратным чемпионом Игр Содружества2 в беге на три мили. Он завершил карьеру на Олимпиаде-1964 в Токио, где финишировал седьмым на дистанции 10 000 м. Оставив спорт, Халберг активно занялся благотворительностью. Фонд «Халберг Траст» помогает детям-спортсменам с ограниченными возможностями.

В 1988 году Халберг получил рыцарское звание, а в 2008-м — высшую награду страны — орден Новой Зеландии. Премии имени Халберга ежегодно вручаются самым успешным новозеландским спортсменам.

Терри Фокс (Канада) (1958—1981) — национальный герой страны. Он не участвовал в Паралимпийских играх, но вдохновил на подвиги многих спортсменов-паралимпийцев. Потеряв ногу в 18 лет после операции, связанной с раком, через три года он пробежал на протезе «марафон надежды» по своей стране, собирая средства на исследования рака. За 143 дня преодолел более 5000 км.

ХРОНИКА ЛЕТНИХ ПАРАЛИМПИАД

I летние Игры (Рим, 1960)

Первые в истории Паралимпийские игры открыла супруга бывшего президента Италии Карла Гронки, а Папа Римский Иоанн XXIII принял участников в Ватикане. В Играх участвовали только спортсмены-колясочники, перенёсшие травму спинного мозга. Были представлены стрельба из лука, лёгкая атлетика, баскетбол, фехтование, настольный теннис, плавание, а также дартс и бильярд.

II летние Игры (Токио, 1964)

Игры удалось провести в Японии благодаря установившимся связям японских специалистов-медиков со Сток-Мандевильским центром Людвига Гуттмана. В лёгкой атлетике появились гонки на колясках: индивидуальные на 60 м и эстафетные.

III летние Игры (Тель-Авив, 1968)

Игры должны были пройти в Мехико сразу после Олимпиады-1968. Но мексиканцы ещё за два года до этого отказались от Паралимпиады, сославшись на технические трудности. Выручил Израиль, который организовал состязания на высоком уровне. Главным героем стал итальянец Роберто Марсон, выигравший девять золотых медалей — по три в лёгкой атлетике, плавании и фехтовании.

IV летние Игры (Гейдельберг, 1972)

На сей раз Игры прошли в той же стране, что и Олимпиада, но в другом городе — организаторы поспешили продать Олимпийскую деревню под частные квартиры. Впервые участвовали спортсмены с инвалидностью по зрению, они состязались в беге на 100 м. Для них появился и голбол — пока как демонстрационный вид.

V летние Игры (Торонто, 1976)

Впервые состязались сортсмены-ампутанты. Больше всего видов программы — 207 — было в лёгкой атлетике. Появились и необычные соревнования — слалом на колясках и удар по футбольному мячу на дальность и точность. Героем стал 18-летний канадец Арни Больд, потерявший ногу в трёхлетнем возрасте. Он показал удивительную технику прыжков на одной ноге: выиграл прыжки в высоту и длину, установив в прыжках в высоту невероятный мировой рекорд — 186 см. Участвовал ещё в четырёх Паралимпиадах и завоевал в общей сложности семь золотых и одну серебряную медаль, а в 1980 году улучшил своё достижение ещё на 10 см — 196 см!

VI летние Игры (Арнем, 1980)

Игры должны были пройти в Москве, но руководство СССР не захотело вступать в контакты по этому вопросу, и их перенесли в Голландию. В программе появился волейбол сидя — первыми чемпионами стали волейболисты Нидерландов. В командном зачёте победили американцы — 195 медалей (75 золотых). Здесь и далее приводятся официальные данные Международного паралимпийского комитета.

VII летние Игры (Сток-Мандевиль и Нью-Йорк, 1984)

Из-за проблем взаимодействия Оргкомитетов Олимпийских и Паралимпийских игр соревнования прошли параллельно в Америке и Европе: 1780 спортсменов из 41 страны участвовали в соревнованиях в Нью-Йорке и 2300 из 45 стран — в Сток-Мандевиле. В общей сложности было разыграно 900 медалей. Если в Нью-Йорке выступали спортсмены всех категорий, то в Сток-Мандевиле, по традиции, выступали только спортсмены-колясочники. В командном зачёте опять победили американцы — 396 медалей (136 золотых).

VIII летние игры (Сеул, 1988)

В этот раз Паралимпийские игры снова прошли на тех же спортивных площадках и в том же городе, что и Олимпийские. Программа включала 16 видов спорта. Как демонстрационный вид был представлен теннис на колясках. Героем Игр стала американская пловчиха Триша Зорн, выигравшая 12 золотых медалей — десять в индивидуальных заплывах и две эстафеты. Советские паралимпийцы выступали только в лёгкой атлетике и плавании, но смогли выиграть в этих видах 56 медалей, в том числе 21 золотую, и занять 12-е командное место.

Вадим Калмыков завоевал в Сеуле четыре «золота» — в прыжках в высоту, длину, тройном прыжке и пятиборье.

IX летние игры (Барселона, 1992)

Теннис на колясках стал официальным видом. Команда СНГ выиграла 45 медалей, из них 16 золотых, и заняла восьмое общекомандное место. А победили вновь паралимпийцы США, завоевавшие 175 медалей, в том числе 75 золотых.

Х летние Игры (Атланта, 1996)

Эти Игры стали первыми в истории, получившими коммерческую поддержку спонсоров. Разыгрывались 508 комплектов наград в 20 видах программы. В качестве показательных видов спорта были представлены парусный спорт и регби на колясках.

Альберт Бакарев стал первым российским спортсменом-колясочником, выигравшим паралимпийскую золотую медаль в плавании на соревнованиях в Атланте. Он занимался плаванием с детства, тяжёлую травму получил в 20 лет — на отдыхе неудачно прыгнул в воду. Вернувшись в спорт, через пять лет показал высокие результаты, в Барселоне-1992 стал бронзовым призёром. В 1995 году выиграл чемпионат мира. В Сиднее-2000 завоевал две медали — серебряную и бронзовую.

ХI летние Игры (Сидней, 2000)

После этих Игр было принято решение временно отстранить от участия спортсменов с нарушением интеллекта. Причина заключалась в трудностях медицинского контроля. Поводом послужила игра в составе сборной Испании по баскетболу нескольких здоровых спортсменов. Испанцы в финале победили Россию, но обман был раскрыт, правда, «золото» не перешло к нашим баскетболистам, они так и остались серебряными призёрами.

А героиней Игр стала австралийская пловчиха Сиобхан Пейтон — спортсменка с нарушением интеллекта. Она выиграла шесть золотых медалей и установила девять мировых рекордов. Паралимпийский комитет Австралии назвал её спортсменкой года и выпустил почтовую марку с её изображением. Она получила государственную награду — орден Австралии. Сиобхан училась в обычной школе и очень переживала из-за того, что её постоянно дразнили, называя «тормозом». Своими победами она достойно ответила обидчикам.

ХII летние Игры (Афины, 2004)

Такого обилия рекордов не было ни на одних из прошедших Игр. Только в соревнованиях по плаванию рекорды мира были побиты 96 раз. В лёгкой атлетике 144 раза превышались мировые рекорды и 212 — паралимпийские.

В Афинах успешно выступили знаменитые ветераны паралимпийского спорта, в том числе американка Триша Зорн, инвалид по зрению, которая в 40 лет выиграла свою 55-ю медаль в плавании. Участница шести Игр, она выиграла на них почти все соревнования по плаванию и одновременно удерживала девять паралимпийских мировых рекордов. Триша выступала и в соревнованиях здоровых спортсменов, была кандидатом в сборную США на Олимпийские игры 1980 года.

Героиней Игр стала японская пловчиха Маюми Нарита. Спортсменка-колясочница завоевала семь золотых и одну бронзовую медаль и установила шесть мировых рекордов.

ХIII летние Игры (Пекин, 2008)

Хозяева создали все условия для участников. Специальными устройствами для инвалидов были оборудованы не только спортивные объекты и Олимпийская деревня, но и улицы Пекина, а также исторические объекты. На первом месте, как и ожидалось, оказался Китай — 211 медалей (89 золотых). Россияне заняли восьмое место — 63 (18). Хороший результат, если учесть, что наши паралимпийцы выступали меньше чем в половине видов программы.

Больше всех медалей — 9 (4 золотые, 4 серебряные и 1 бронзовую) — выиграл бразильский пловец Даниэль Диас.

Другой герой — Оскар Писториус (ЮАР), бегун на протезах, — в Пекине стал трёхкратным паралимпийским чемпионом. В 11 месяцев он потерял ноги из-за врождённого дефекта. Спортсмен использует для бега специально разработанные протезы из углепластика и теперь борется за право участвовать на равных со всеми в Лондонской Олимпиаде-2012. По крайней мере, в судах он этот право, кажется, отстоял.

ВИДЫ ПАРАЛИМПИЙСКОГО СПОРТА

Летние

Баскетбол на колясках. Самый первый игровой вид, который был представлен на летних Играх. В командах по пять игроков; правила, за исключением того, что игроки передвигаются на колясках, близки к обычным. В Пекине-2008 победителями стали баскетболисты Австралии.

Бильярд. Классический бильярд — снукер в версии для колясочников был представлен на Играх в 1960 году одним мужским видом. Золотым и серебряным призёрами стали англичане. Правила принципиально не отличаются от обычных.

Борьба. Паралимпийская борьба ближе к вольной, участники распределяются по весовым категориям. Сильнейшими в этом виде были американцы: в 1980 году они выиграли восемь золотых медалей, а в 1984-м — семь. Возможно, по этой причине борьбу заменили на дзюдо.

Бочче. Вариант греческой игры с мячом. Правила просты: кожаный мячик надо бросить как можно ближе к контрольному белому мячику. В соревнованиях участвуют спортсмены с тяжёлыми формами инвалидности, мужчины и женщины вместе; есть индивидуальные, парные и командные варианты.

Велоспорт. Правила не адаптированы специально для спортсменов с инвалидностью, но введено дополнительное защитное снаряжение. Колясочники соревнуются на колясках-велосипедах с ручным приводом, спортсмены с нарушениями зрения — на велосипедах-тандемах в парах со зрячими помощниками. Участвуют мужчины и женщины. Современная программа включает шоссейные гонки, а также трековые виды: командные, индивидуальные, гонки преследования и др.

Волейбол. Есть две разновидности — стоя и сидя. В Пекине Россия в этом виде выступала впервые и выиграла бронзовые медали.

Голбол. Игра с мячом для слепых спортсменов, в которой нужно закатить в ворота противника большой мяч с бубенчиком внутри.

Гребля академическая. Соревнования проводятся по четырём видам: мужские и женские лодки-одиночки (участвуют спортсмены, работающие только руками), смешанные двойки (руками и корпусом) и смешанные четвёрки (ногами).

Дартс. Этот вид в версии для колясочников был представлен на Паралимпийских играх с 1960 по 1980 год, но не исключено, что он вернётся в программу.

Дзюдо. В паралимпийском варианте слепые борцы (и мужчины и женщины) захватывают друг друга до сигнала о начале схватки. В Пекине золотую медаль, первую для России, завоевал Олег Крецул.

Лёгкая атлетика. Бег, прыжки, метания, многоборье, а также специфические виды — гонки на колясках. В Пекине было представлено 160 видов программы. Первое место у Китая — 77 медалей (31 золотая).

Конный спорт. Соревнования проводятся по обязательной программе, произвольной и командные. В Пекине участвовали 70 спортсменов, в том числе два представителя России. Вне конкуренции была команда Великобритании — 10 медалей (5 золотых).

Лаун-боул (игра в шары). Игра напоминает одновременно гольф и боулинг, изобретена в Англии в XII веке, входила в Паралимпийские игры с 1968 по 1988 год. Сильнейшими неизменно были спортсмены Великобритании.

Настольный теннис. Участвуют колясочники (шарик, пересекающий после отскока боковую сторону стола, не засчитывается) и ампутанты, есть одиночные и командные соревнования. В Пекине вне конкуренции были хозяева — 22 медали (13 золотых).

Парусный спорт. Мужчины и женщины соревнуются вместе в трёх классах судов. В Пекине по одной золотой медали у паралимпийцев США, Канады и Германии.

Плавание. Правила близки к обычным, но есть изменения. Так, слепым пловцам сообщают о касании стенки бассейна. Имеются три варианта старта: стоя, сидя и из воды.

Регби на колясках. Хотя участвуют и мужчины и женщины, игра отличается жёсткостью и бескомпромиссностью. Используется волейбольный мяч, который можно нести и передавать руками. Регби на колясках объединяет элементы баскетбола, футбола и хоккея с шайбой, а играют в него на баскетбольной площадке. Используются специальные коляски, смягчающие удары при столкновениях. В Пекине «золото» выиграла команда США.

Силовые виды. Наибольшее распространение получил пауэрлифтинг — жим штанги лёжа. В Пекине китайцы стали лучшими, выиграв 14 медалей (9 золотых).

Стрельба из лука. Первый паралимпийский вид — именно с него начались соревнования колясочников, организованные Людвигом Гуттманом в Сток-Мандевиле. Программа включает командные соревнования, стрельбу стоя и сидя в коляске.

Стрельба пулевая. Колясочники стреляют сидя в коляске и лёжа. Спортсмены делятся на две категории: те, кто пользуется, и те, кто не пользуется дополнительной опорой для рук. Есть мужские, женские и смешанные виды.

Танцевальный спорт. Соревнования по танцам на колясках делятся на три вида — в коляске партнёр, в коляске партнёрша и в колясках оба танцора.

Теннис на колясках. Проводятся мужские и женские, одиночные и парные соревнования. Основное отличие от обычного тенниса — допускаются два отскока мяча от площадки.

Фехтование на колясках. Первый вид, адаптированный для спортсменов с ограниченными возможностями. Принципиальная особенность — коляски закрепляются на специальной площадке, и вместо движений ног используется работа корпуса или только руки.

Футбол 7х7. Соревнования спортсменов с церебральным параличом и другими неврологическими нарушениями, степень инвалидности строго оговаривается правилами: нарушения должны препятствовать нормальной игре, причём допускаются нарушения движения, но необходимо сохранять нормальную координацию в положении стоя и при ударе по мячу. Кроме уменьшенных размеров площадки и меньшего числа игроков отсутствует правило «вне игры» и разрешено вбрасывание одной рукой. Играются два тайма по 30 минут. Российские футболисты — чемпионы Паралимпиады в Сиднее-2000, призёры 1996, 2004 и 2008 годов.

Футбол 5х5. Игра для слепых и слабовидящих спортсменов; близка к голболу, но играют стоя. В команде четыре игрока, а ворота защищает зрячий тренер-вратарь, который руководит действиями. Игра с мячом-погремушкой продолжается 50 минут. В одной команде могут быть слепые и слабовидящие игроки; для всех, кроме вратаря, обязательны повязки на глазах.

Зимние

Биатлон. В 1988 году в соревнованиях участвовали только мужчины с нарушениями нижних конечностей. В 1992 году были добавлены виды для спортсменов с нарушением зрения, что стало возможным благодаря специальному звуковому электрическому оборудованию, созданному в Швеции. Диаметр мишени для спортсменов с нарушением зрения — 30 мм, для спортсменов с нарушениями опорно-двигательного аппарата — 25 мм. За каждый промах назначается штрафная минута.

Винтовки спортсменов находятся на стрельбище, и их не надо носить на себе. Стрельба только лёжа. Спортсменам с нарушением зрения полагается проводник, который помогает им занять позицию и зарядить винтовку.

Лыжные гонки. Сначала участвовали спортсмены с ампутацией (использовали специальные приспособления для палок) и с инвалидностью по зрению (проходили дистанцию с проводником). С 1984 года в лыжных гонках состязались и спортсмены-колясочники. Они перемещались на сидячих лыжах-салазках — сиденье закреплено на высоте около 30 см на двух обычных лыжах — и держали в руках короткие палки.

Горные лыжи. Изобретён трёхлыжный слалом: спортсмены спускаются с горы на одной лыже, пользуясь двумя дополнительными лыжами, закреплёнными на концах палок. Соревнования на монолыже предназначены для колясочников и напоминают сноубординг. В Турине-2006 было 24 вида программы, по 12 для мужчин и женщин.

Кёрлинг на колясках. В отличие от традиционного кёрлинга отсутствуют «подметальщики». Команды смешанные, среди пяти игроков должно быть как минимум по одному представителю каждого пола. Спортсмены соревнуются на своих привычных колясках. Камни двигают специальными раздвижными палками с пластмассовыми наконечниками, которые цепляются за ручку камня.

Следж-гонки на льду. Паралимпийский аналог конькобежного спорта для спортсменов-колясочников. Вместо коньков используются сани с полозьями.

Следж-хоккей. Изобретён тремя инвалидами из Швеции, которые занимались спортом на колясках на замёрзших озёрах. Как и в традиционном хоккее, играют шесть игроков (включая голкипера) от каждой команды. Игроки перемещаются по полю на санках; в снаряжение входят две клюшки, одна из которых используется для отталкивания ото льда и маневрирования, а другая для удара по шайбе. Игра состоит из трёх периодов длительностью по 15 минут.

 

Формирование доброжелательного отношения общества к семьям, имеющим в своем составе детей-инвалидов

Мы предпочитаем «не заметить». Так проще. Так спокойнее морально, эмоционально. Да и, вообще, у каждого свои проблемы. Ведь, по большому счету, это государство должно заботиться о таких людях с физическими и умственными заболеваниями. Государство, которому мы исправно платим налоги.

Если в России погулять по паркам и улицам, то складывается впечатление, что у нас самая здоровая нация. Нигде не увидишь людей на колясках и «особых» деток, играющих на игровых площадках. А почему они туда не выходят? Некоторые не могут физически, а некоторые чувствуют молчаливое «отягощение» у окружающих от своего присутствия. К чему это все ... Да просто, чтобы в следующий раз, повстречав «особого» ребенка в поликлинике или на улице, мы не отводили взгляда, а улыбнулись ему и его маме. Это так мало, но может дать им очень многое...

Эти дети живут совсем рядом с нами. Но их стараются не замечать. Они живут в особом мире, о существовании которого могут не догадываться даже ближайшие соседи. Они могут быть невероятно талантливыми и душевно богатыми людьми, но общество упорно отвергает тех, кто не вписывается в прокрустово ложе всеобщей похожести. Дети-инвалиды не абстрактные единицы, а реальные дети, имеющие лицо и характер. В тяжелых условиях, порой, катастрофической инвалидности, как бы на иссушенной почве, они живут свою единственную и неповторимую жизнь. Их тело, в случае серьезных, множественных нарушений развития, способное своим видом вызывать отторжение у здоровых людей; душа, живущая в предельной скудости возможностей, зачаточный интеллект (если речь идет о детях с серьезными нарушениями) – все это есть единственное, чем они владеют, это все, что им дано, что они знают – с первого дня и до конца жизни.

Обслуживание инвалидов – проблема, которой во всем мире придается огромное значение. Сегодня мы много говорим о милосердии. Но почему же нередко мы бываем так бездушны к горю людей, живущих рядом и нуждающихся не меньше в нашей поддержке, внимании и заботе? Как ни прискорбно это, нынешнее время еще далеко не стало порой торжества милосердия, помощь до нежелания это делать.

Кто любит добрые дела, тому и жизнь мила.
Делай другим добро - будешь и сам без беды.
Что желаешь самому себе, того же желай и другим.
Известные люди с ограниченными возможностями. Вы слышали про этих выдающихся людей?

Михаил Илларионович КУТУЗОВ (1745 – 1813). Прославленный русский полководец. Был тяжело ранен пулей, пробившей левый висок и вышедшей у правого глаза, который был поврежден.

Людвиг ван БЕТХОВЕН (1770 – 1827). Великий немецкий композитор и пианист, представитель «венской классической школы». В 44 года полностью теряет слух, но еще 13 лет, до самой смерти, продолжает писать музыку.

Франклин Делано РУЗВЕЛЬТ (1882 – 1945). 32-й президент Соединенных Штатов Америки. В 1921 года переболел полиомиелитом, в результате чего были парализованы ноги, и он не мог отойти от инвалидной коляски. Но в 1928 году был избран губернатором штата Нью-Йорк, потом переизбран, а в 1932 году победил в президентской кампании.

Стивен Уильям ХОКИНГ (род. в 1942 г.). Английский физик-теоретик и космолог, создатель и руководитель Центра теоретической космологии в Кембридже, популяризатор науки. В 20 лет у него стали проявляться признаки бокового амиотрофического склероза, которые привели к параличу. В 1985 году перенес тяжелое воспаление легких. После серии операций ему была удалена трахея, и он утратил способность говорить. Некоторую подвижность сохранял лишь указательный палец на правой руке. Впоследствии подвижность осталась лишь в одной мышце щеки, напротив которой закреплён датчик. С его помощью физик управляет компьютером, с помощью которого может общаться с окружающими.

Сергей Валентинович ШИЛОВ (род. в 1970 г.). Шестикратный паралимпийский чемпион. Семикратный чемпион Мира по лыжным гонкам. Четырёхкратный чемпион Европы. Трехкратный обладатель Кубка Мира по лыжным гонкам. Неоднократный призёр чемпионатов Европы по лёгкой атлетике и других соревнований. Заслуженный мастер спорта России. В автокатастрофе получил тяжелую травму с перелом грудных позвонков. В 1990 году вернулся в большой спорт: участник пяти Летних и призер четырех Зимних Паралимпийских игр (1992 – 2010 гг.).

Диана ГУРЦКАЯ. Российская эстрадная певица и общественный деятель, Заслуженная артистка России. От рождения незрячая. Окончила школу-? интернат для незрячих и слабовидящих детей в Тбилиси. Одновременно убедила преподавателей музыкальной школы, что сможет учиться игре на фортепиано. В 1995 стала одним из победителей музыкального конкурса «Ялта — Москва — Транзит». Окончила Эстрадное отделение московского Музыкального училища имени Гнесиных, окончила Институт современного искусства и поступила в магистратуру факультета искусств МГУ им. Ломоносова.

Нико ВУЙЧИЧ (род. в 1982 г.). Австралийский христианский проповедник и общественный деятель. Всемирно известный «мотивационный спикер». Его выступления обращены к детям и молодёжи, в надежде на активизацию в них поиска смысла жизни и развития своих способностей. Родился с синдромом тетраамелии (редкое наследственное заболевание, приводящее к отсутствию четырёх конечностей).

Николай Островский ( 1904 – 1936) Автор романа «Как закалялась сталь». С 1927 года и до конца жизни Островский был прикован к постели неизлечимой болезнью. По официальной версии, на состоянии здоровья Островского сказались ранение и тяжёлые условия работы. Окончательный диагноз — «прогрессирующий анкилозирующий полиартрит, постепенное окостенение суставов». Современные врачи на основании сохранившихся данных о состоянии здоровья писателя и течении его болезни выдвигают гипотезу, что Островский был болен анкилозирующим спондилоартритом, известным также как болезнь Бехтерева, который мог носить наследственный характер.

Вы знаете, что, с медицинской точки зрения, все они – инвалиды 1-й группы? Толерантность необходима по отношению к людям с ограниченными возможностями.

 

 

 

 

 

 

 

освещение проблем детей-инвалидов

 

«Родитель ребенка-инвалида не должен быть героем»
Родители детей-инвалидов вечно кричат и что-то требуют? Объясняет Евгений Глаголев, папа Сашеньки с синдромом Эдвардса

886914_745187618948244_6727341431560971611_o-600x400-800x533-1.jpg

Евгений Глаголев с Сашенькой. Фото с сайта mioby.ru 

Почему они кричат
— В нашем обществе подчас нервно реагируют на родителей детей-инвалидов: как на не вполне адекватных, которые непременно будут требовать, кричать и обижаться. Почему так происходит?

— Семьи, конечно, все разные, и семьи с детьми-инвалидами – тоже. Но в целом это так, потому что быть адекватным в России, имея ребенка-инвалида, очень сложно.

К сожалению, мнение: «Нарожали, и теперь клянчат льготы!» — у нас очень распространено. По опросам, которые были проведены после того, как один из наших общественных деятелей заявил, что все дети-инвалиды рождаются в результате пьяного зачатия, — такого же мнения придерживается треть населения. И не быть агрессивным в таких условиях – сложно.

Плюс постоянная усталость, когда ты существуешь в вечном стрессе. И при этом, чтобы получить то, что тебе положено по закону, ты должен прикладывать массу усилий. Например, нам все положенные Саше лекарства и расходные материалы удалось получить только через четыре года. Получается не жизнь, а забег на выживание.

Состояние родителей зависит и от того, сколько ты живёшь с ребёнком-инвалидом: год и три года, здесь большая разница. А есть люди, которые живут с таким ребёнком и десять, и двадцать лет. И в какой-то момент ты начинаешь жить на автомате, и какие-то вещи тебя очень раздражают, постоянно попадая в болевые точки.

Например, ты гуляешь с ребенком с трубочками или кормишь его через зонд на улице или в торговом центре, а люди смотрят и перешёптываются. Это очень неприятно. Я знаю, некоторые родители очень агрессивно относятся к такому вниманию. Никому не нравится, когда в него тычут пальцем, осуждают и обсуждают.

 

Герои поневоле

12924535_1364590373567047_2789677455670822639_n.jpg

Евгений Глаголев. Фото с сайта facebook.com 

— Если мы уберем внешние преграды, родителям детей-инвалидов сразу полегчает?

— Если мы уберем все внешние преграды (недоступность лекарств, отсутствие доступной среды, негативное отношение общества), никто уже не сможет сказать: «Государство мне не помогает». И как только мы их уберем, сможем докопаться до сути проблемы – что находится у человека внутри, и пробовать с этим работать. Потому что теми стадиями переживания горя, которые обычно описывают в учебниках, — отрицанием-агрессией-торгом-депрессией-принятием, — ситуация у родителя с собственным больным ребёнком не ограничивается.

Например, наша семья находится под опекой детского хосписа «Дом с маяком». Хоспис делает много для того, чтобы убрать внешние трудности и помочь решить наши психологические проблемы. Но в других местах такой возможности у родителей нет, а те потуги, которые государство предпринимает, — жалкие. В Москве родителям детей-инвалидов можно получить бесплатную консультацию психолога, но у нас для этого есть куча внутренних препятствий, а системной работы с семьей в этом направлении нет.

Поэтому я уверен: если не накормить голодного, говорить с ним о душе бесполезно. И если человек мучается оттого, что у его ребёнка нет нужных лекарств, или на него на улице показывают пальцем, до всего остального он просто не докопается – нет ресурса.

Сегодня родитель ребёнка с инвалидностью автоматически становится героем. Этаким суперменом, который судится с государством, выступает в прессе, организует родительские группы и благотворительные фонды, подаёт пример. Это ненормально. Героического быть не должно, должна быть обычная жизнь.

Родитель ребенка-инвалида не должен быть героем, потому что другие родители в той же ситуации на его фоне начинают чувствовать себя ничтожествами. Они не могут улыбаться в камеру, когда их ребёнок болен, они не могут не думать о том, что будет завтра или когда их не станет. О том, что нечего есть, не на что купить специальную коляску.

Должно быть иное медийное освещение проблемы детей-инвалидов – как изображение обычной жизни.

И психологическое сопровождение должно быть другим – не сверху вниз, и не «в теории». Потому что, когда мы это преподносим как «психологию», это уже вызывает напряжение. Другое дело — группы поддержки, которые ведет кто-то опытный из числа таких же родителей.

У нас есть школы приёмных родителей – должны быть и школы родителей детей-инвалидов.

С проговариванием: как ухаживать за ребёнком, как преодолевать трудные состояния, решать насущные проблемы.

И когда ребёнок-инвалид рождается, родителям не должны говорить: «Все, сдавайте его!» Им нужно сразу сообщать алгоритм действий: «вот есть такая организация. Там всему научат и будут сопровождать». Тогда будет меньше отказов, родителям будет легче, и неадекватными они будут становиться реже.

Только после того как семья ребенка-инвалида решает медицинские задачи, она начинает решать психологические.

Родители самоорганизовываются в пациентские сообщества (сейчас там лишь самые активные). И надо убеждать родителей больных детей присоединяться к группам поддержки, потому что сейчас они часто считают «мой ребенок – не инвалид» и «я общаться с инвалидами не буду». Это происходит от того, что «инвалид» в массовом сознании – клеймо, «это плохо и стыдно».

 

Розовая справка = волчий билет?

people-with-disabilities-575x385.jpg

Фото с сайта adoptuskids.org

— То есть, люди готовы оставить своего ребенка без помощи, лишь бы не входить в сообщество родителей детей-инвалидов?

— Родители так пытаются защитить самих себя и ребенка от негативного. Стадия отрицания. И нужно время, чтобы ее пережить и идти дальше.

Наша семья тоже проходила процесс принятия инвалидности Саши постепенно. Когда тебе выдают эту розовую справку, твои мысли …

когда Саше поставили диагноз, я вообще не знал, что делать. И первая мысль была о самоубийстве.

То есть ты оказываешься в ситуации, когда вообще не знаешь, что делать. И не думаешь, что есть те, кто все это уже прошел и готов помочь.

Сейчас слово «инвалид» в связи с Сашей не вызывает у меня эмоций, это простая констатация ее состояния. Но на принятие ситуации даже с психологической помощью у меня ушло года полтора.

— Но если розовая справка воспринимается как «волчий билет», что же смотивирует людей пойти в школу родителей детей-инвалидов?

— Большинство людей, когда рождается ребенок-инвалид, все-таки понимают, что они ничего не знают, и ничего не могут поделать. Они не представляют себе жизни с таким ребенком, именно поэтому и отказываются от детей. И здесь важно сказать, показать – вот, есть такие люди, кто через это прошел и справился, и готов делиться своей такой вот жизнью: опытом, советом, помощью. И дальше работает история с передачей информации от одного к другому. Я сам, видя, что делают другие, потихонечку начинал что-то делать.

 

О боулинге и заботе о себе

11.jpg

Фото с сайта adoptuskids.org 

— Сейчас много говорят о том, что даже лучшие в мире специалисты не реабилитируют ребенка без прямого участия в этом самих родителей. Что имеется в виду?

— В критериях эффективности реабилитации обязательный пункт — вовлеченность самих родителей. Если родитель не включается, лучше ничего и не начинать. Например, если родитель не будет дома выполнять с ребенком упражнения, которые ему нужны, — деньги будут потрачены зря.

Бывает, маме гораздо проще искать деньги, чтобы ребенок круглогодично находился в лечебном центре, чем дома с ним заниматься. Возможно, она не верит в себя, возможно, считает: лучше бы этим занимались специалисты. Но она ошибается.

Мне сложно осуждать таких родителей, потому что с их проблемами, как правило, никто не работает. Я и сам был такой, пока не пошел на занятия по психологической поддержке.

Сходил на «папскую группу» — специальную группу «Дома с маяком», они там есть отдельные, для пап и для мам — и получил массу сил и ресурсов.

Но, находясь внутри ситуации, очень сложно себя вытащить. Гораздо проще просто себя жалеть. И в большинстве случаев родители просто не знают, где взять ресурсы.

— Что ж такого спасительного вы увидели на этой «папской группе»?

— Я долго туда не шел, ведь уйти из дома – значит оставить супругу с ребенком. Был занят на работе все дни и старался хотя бы в выходные ее подменять. А выход из дома в выходные – это три-четыре часа времени. И если в расписании группы поддержки для пап заявлен боулинг – значит, это какое-то развлечение: «у меня дома ребенок-инвалид, а я развлекаюсь».

И даже если в анонсе встречи указана «психологическая группа», начинаешь думать: «из меня будут что-то вытаскивать, нужно будет что-то говорить». В общем, куча барьеров.

Но потом на эти встречи супруга меня сама отправляла. Потому что если я прихожу с них заряженным, значит, — меня больше, я несколько дней провожу на позитиве и могу поддерживать окружающих.

То есть, на самом деле на такое занятие идёшь за ресурсом.

И на психологическую беседу тоже идёшь за ресурсом, даже если тебе кажется, что ты всё про свою ситуацию знаешь. Потому что, слушая других людей, ты можешь задать себе те вопросы, которые в обычной жизни тебе задавать некогда. У тебя появляется время подумать, выйти за рамки привычного круговорота.

— Но ведь для того, чтобы обдумывать и меняться, тоже нужны силы. А их часто нет. И множество родителей детей-инвалидов живут по готовым сценариям.

— Думаю, очень большая проблема в том, что мы не умеем любить себя. Для себя эту мысль я тоже открыл не сразу.

А если я не люблю себя, меня нет, и я ничего не могу дать ни жене, ни окружающим.

Я тоже вроде бы живу, вроде бы совершаю героические поступки. Мне все говорят: «Женя, ты молодец!» Я пошел работать в НКО и готов порвать рубашку на груди, исполняя эту роль.

А потом я понял, что это – роль, а не моё настоящее состояние, что я – не настоящий, я пытаюсь чему-то соответствовать. И хождение на психологическую группу – проявление любви к себе. Потому что если раз в неделю на время занятия не полюблю себя — никому ничего отдать не смогу.

— Для многих наших людей «любовь к себе» — это эгоизм. Что значит «любить себя»?

— Баловать себя, покупать себе вкусняшки, водить себя в кино, в парк, на пробежку, быть какое-то время одному.

Но это понял только после поддержки со стороны других людей, материальной поддержки и психологической помощи хосписа. Причём в какой-то момент я тоже начал сваливаться в мысль, что любовь к себе – это эгоизм. Но это не так, и об этом нужно говорить.

Уделять время себе и не играть роль героя – это не эгоизм. Жизнь с ребёнком-инвалидом нужно принимать как просто жизнь. Потому что, если ты всё время играешь роль героя, в какой-то момент твоя жизнь становится похожа на «окопную войну» — когда боевых действий нет, но все сидят в окопах и травят друг друга газами. Из этой войны просто хочется выйти.

 

Выйти из позиции жертвы

11080294_1094849487207805_6717178426058464428_o.jpg

Фото: facebook.com

— Но бывает, что родитель ребенка-инвалида ведет себя не просто не как герой, а как иждивенец, заявляет: «У меня – горе, мне все должны». Тогда что делать?

— По своему опыту могу сказать, что упасть в свое горе очень легко.

И бывает, что человек, горюя, перестаёт что-либо делать, просто садится и говорит: «А вот теперь мне все должны – окружающие, благотворители, государство». И считает, что в его ситуации виноваты окружающие, входит в позицию жертвы.

Иногда такие люди обращаются в благотворительные фонды, а потом оказывается, что суммы, которые они просят, вполне укладывается в доход их семьи, то есть необходимое они могли бы купить и сами. В некоторых случаях, если ситуация не критическая, в фонде говорят: «Мы вам давали оборудование или памперсы, а теперь давать не будем, но можем проконсультировать, как получить их от государства». И тогда всё становится понятно: либо человек идёт и делает, либо, не желая ничего делать, бежит за помощью в другое место.

Но, как правило, подлинное состояние семьи выясняется не сразу, именно поэтому я за то, чтобы благотворительная помощь была постоянной, а не разовой. Выходить из горя и из состояния жертвы сложно, тем более, на психологические группы из родителей у нас ходят единицы. Единого рецепта, как выйти из этого состояния, у меня нет.

Помню, мы общались с одной мегапозитивной мамой ребёнка-инвалида, она сказала, что на выход из кризиса у неё ушло пять-шесть лет.

А бывает, даже если паллиативный ребёнок умер, родители всё равно ещё долго не выходят из кризиса, переживая горе всякими неврозами.

Нас с супругой в своё время очень поддержало то, что батюшка велел читать акафист, просто постоянно, много раз. Я перестал его читать, только когда почувствовал, что внутренняя буря прошла, но тогда надо было потихоньку разгребать её последствия. И начинаешь искать и нащупывать, что может тебе помочь.

В психологии мне помог, например, совет искать хорошее повсюду.

Был у меня поначалу период, когда я очень много ел – потому что в еде было единственное утешение. А потом понял, что можно ещё видеть красивое, слышать красивое.

То есть, нужно просто идти и пробовать, что тебе поможет, приведёт тебя в чувство, пробовать одно за другим и не останавливаться. У меня вообще есть ощущение, что Господь никому не даёт сверх сил. И что всё происходящее – вообще не про меня и не для меня – например, когда я вижу, как, глядя на Сашу, меняются старший сын и окружающие. Иногда я просто замираю в позиции наблюдающего и смотрю.

 

Общество надо воспитывать

upsee-invention2.jpg

http://www.independent.co.uk/news/uk/home-news/upsee-harness-mothers-invention-to-give-disabled-son-chance-to-walk-will-help-countless-other-9213997.html 

— А как быть обществу, которое вдруг увидит мать ребёнка-инвалида в косметическом салоне? А оно привыкло к героизму.

— Обществу надо расти. А для того, чтобы общество росло, его надо воспитывать. И если у нас не будет реальных инвалидов, которые включены в жизнь общества, никто и не научится не показывать пальцем или помогать так, чтобы было не обидно принимать помощь.

Начинать, на мой взгляд, надо с инклюзивных групп в детских садах, потому что дети прекрасно учатся общаться с другими детьми, даже если те не умеют говорить.

Но инклюзия – не одностороннее движение. Для создания настоящей инклюзии и у родителей, и у воспитателей и учителей должны быть возможности, силы и желание вовлекать детей-инвалидов в общую деятельность. Сейчас система выстроена так, что не хватает кадров, что основная цель, например, школы – сдать ЕГЭ, а любой ребёнок, к которому нужен индивидуальный подход, автоматически будет подводить всю систему… И потому никто этому не рад. И пока эта система не изменится, ничего и не будет.

 

Евгений Глаголев, в разные годы работал директором благотворительного фонда «Правмир», исполнительным директором «Ассоциации профессиональных участников хосписной помощи» (Hospice Care Professional Association), был сотрудником фонда «Вера». Отец двоих детей, младшая, Сашенька, страдает синдромом Эдвардса.

Формирование толерантного отношения к инвалидам в образовательных учреждениях